Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Дэн Абнетт
Принцы Пограничья

Глава двадцать вторая


Всё произошло очень быстро.
Джек снова спрятался за компостный бак. Дождь барабанил всё сильнее. Серийный G загорелся пульсирующим тускло-жёлтым светом, и компостный бак взорвался. Тошико мельком увидела, как тело Джеймса отлетело назад в вихре осколков и тлеющих кусочков компоста.
Она закричала его имя. Он был мёртв. Он был совершенно мёртвым…
А потом она увидела, как он встал – пошатывающийся, ошеломлённый, волосы слиплись, рубашка разорвана. Он огляделся по сторонам, словно пытаясь вспомнить, кто он и где находится.
Она наблюдала, как он столкнулся взглядом с Серийным G. Тот зашагал в его сторону. Кусочки горящего компоста по-прежнему, кружась, падали на землю вместе с дождём.
Джеймс повернулся и побежал.
Серийный G снова вытянул левую руку. Ему не удалось схватить Джеймса, но стальные крюки впились в плечо мужчины, задев его висок, и закружили его, подняв в воздух. Джеймс тяжело плюхнулся на землю и скрючился.
Рука робота втянулась обратно так же быстро, как и вытянулась.
Серийный G сделал ещё два широких шага навстречу дождю и наклонил голову…
…и неожиданно отшатнулся. Он взмахнул руками и попятился, как будто ему пришлось противостоять сильному ветру.
Робот вздрогнул, как будто его ударили, и отступил ещё на шаг.
Там, где должны были быть его глаза, загорелся пульсирующий тускло-жёлтый свет.
За взрывом, который раздался менее чем в двух метрах от робота, последовала вспышка и грохот. Луч энергии просто рассеялся, словно наткнувшись на невидимый барьер прямо перед ним. Взрывная волна заставила Серийного G снова пошатнуться.
Со своего наблюдательного пункта за жёлто-голубым сараем для инструментов Тошико со смесью удивления и ужаса следила за происходящим, не вполне понимая, что видит. Она смахнула с лица дождевые капли, которые затекали ей в глаза.
— Ему это не нравится, — тихо сказал Дэйви. — О, ему это совсем не нравится.
— Что? — растерянно переспросила она, не в силах отвести взгляд от происходящего.
Место, где должны были находиться глаза Серийного G, снова загорелось тускло-жёлтым светом, и снова, и ещё раз. Три выстрела подряд. Прямо перед ним по очереди прогремело три взрыва. Давление воздуха было настолько сильным, что Тошико пришлось зажать уши руками. Она чувствовала каждую встряску где-то внутри, в своей диафрагме.
На какую-то наносекунду, после третьего взрыва, ей показалось, что она заметила что-то в ореоле яркого света, движущуюся фигуру, которая была меньше размером, чем Серийный G.
— Что это, чёрт возьми? — прошептала она.
— Крепкий дьяволёнок, а? — спросил Дэйви.
— Кто? Дэйви, о чём это вы?
Дэйви встал и показал. Он определённо указывал на пустое место прямо перед Серийным G.

* * *

Джек встал на ноги, придерживая раненую руку. Она страшно болела, но он едва замечал это. Всё его внимание было поглощено Серийным G и тем, что он делал.
Там, под дождём, робот как будто сошёл с ума – или, по крайней мере, стал ещё более сумасшедшим, чем его создали мелкинцы. Он размахивал руками, пятясь назад шаг за шагом, как будто у него был припадок или…
Вмятина, чёткая, внушительная вмятина внезапно появилась на обшивке на груди робота. Серийный G вздрогнул и взмахнул правой рукой, словно ядром для разрушения зданий. Но его рука внезапно зависла в воздухе, как будто кто-то блокировал удар, как будто кто-то насильственно удерживал её. На гладком, маслянисто блестящем тонком предплечье начали появляться зарубки. Стальные крюки-пальцы разжимались и сжимались, захватывая воздух.
Неожиданно рука освободилась и выпрямилась.
— О Господи… — выдохнул Джек, начав понимать, свидетелем чего стал.
— Джек?
Он обернулся. Рядом с ним, низко пригнувшись, на корточках сидела Гвен. Её глаза были расширены от удивления.
— Это не самое лучшее место, — сказал Джек.
— На улице я сделала всё, что могла. Я услышала шум и не смогла оставаться в стороне…
Она на мгновение замолчала.
— Что это за хрень, чёрт возьми?
Снова послышался грохот взрыва. Гвен подскочила.
— Ложись, — сказал Джек и потащил её к старой жестяной ванне, стоявшей на участке. От дождя на поверхности воды плясали пузыри. — Технически самое подходящее название для этого – «плохие новости». Это на самом деле отвратительно. Двадцать семь. А если хорошо подумать, то и все сто двадцать семь. Это не в компетенции Торчвуда. Мы всего лишь наблюдатели.
— Господи…
— Но посмотри на это, Гвен. Посмотри и скажи мне, что, по-твоему, он делает.
— Пугает меня до усрачки.
— Нет, посмотри на него! То, что он делает – на что это похоже?

* * *

— Он дерётся, — прошептала Тошико. — Он дерётся с чем-то, чего мы не видим.
— Говорите за себя, мисс, — сказал Дэйви. — О, ему это не нравится. Совсем не нравится.
— Мистер Морган? Дэйви? Пожалуйста, скажите мне сейчас же, что, по-вашему, вы видите.
— Того парня, конечно. Там парень в сером, и он задаёт роботу трёпку.

* * *

Уходи. Не надо здесь лежать. Это небезопасно.
Джеймс очнулся. Его плечо, шею и челюсть пронзила боль. Рот был полон крови. Джеймс пошевелился. Он смутно слышал какой-то грохот поблизости, скрежет металла, свист раскалённого воздуха. Земля тряслась. Джеймс весь промок от дождя.
Уходи. Вставай и уходи. Это небезопасно.
— Что? — пробормотал он. Он немного приподнял голову, и кровь потекла у него изо рта по подбородку, а из носа – по верхней губе. Он не мог сосредоточиться.
Я больше не стану тебя спрашивать. Вставай и уходи.
Голос был мягким и странно ровным, без всякого акцента. По нему совершенно невозможно было понять, из какого региона родом его обладатель и каков его социальный статус.
Вставай и уходи.
Джеймс моргнул и тряхнул головой. С неба капало. Он знал, что ранен, и ранен довольно серьёзно. Но видеть он стал немного лучше.
Он увидел Серийного G.
Тот стоял прямо перед ним, в двадцати ярдах от него. Он вёл себя странно, размахивал руками, его ноги были напряжены. Сейчас он был мобильнее и активнее, чем раньше, и казался почти суетливым.
Джеймс, пошатываясь, встал на ноги, мокрый насквозь. Он где-то потерял ботинок, а рубашка была разорвана. И на ней была кровь. Его кровь.
Он пошёл, потом, прихрамывая, побежал в сторону северной границы участка, подальше от Серийного G. Земельный надел заканчивался рядом густых кустов, дальше стояла стена, за которой находились дома. Если бы он мог добежать до стены…
Дважды он падал. Он чувствовал себя больным и как будто одурманенным. Он сплюнул кровь и кусочек зуба и снова побежал.

* * *

— Джеймс! — закричала Гвен. — Это Джеймс!
— Ложись! — взревел Джек и толкнул её обратно в укрытие.
— Он ранен!
— Да, думаю, да. Но смотри, он нормально бежит. С ним всё будет в порядке.
Гвен пыталась вырваться из рук Джека, чтобы встать.
— Прекрати! — отрезал он. — Джеймс не скажет мне «спасибо», если я позволю этой хрени сжечь тебя.
Гвен сдалась и легла на землю рядом с Джеком. Она смотрела на пошатывающуюся фигуру Джеймса вдалеке, пока та не скрылась за густыми неухоженными зарослями на чьём-то участке.
— Ты и правда считаешь, что этот робот с кем-то дерётся? — спросила она, смахивая дождевые капли с кончика носа.
— А у тебя есть лучшее объяснение его поведения? — вопросом на вопрос ответил Джек.

* * *

Серийный G вытянул в его сторону правый манипулятор. Для робота он был впечатляюще быстрым и гибким. По сравнению с ним дождевые капли в воздухе были практически неподвижными.
Мистер Дайн был впечатлён. Этот робот уже успел его ранить. Технология как минимум сорок первого уровня. Холодный сплав виталия с терибдоном. Оценка физической атаки: опасный (тип 1), фазный тип оружия также опасен (тип 1). Сверхагрессивное отношение.
Его щиты, и стандартный, и ручной, подвергались сильным ударам. Фазное оружие слегка повредило их, хотя ему, похоже, требовалось десять секунд на перезарядку перед очередным нападением. В плане скорости преимущества были на стороне мистера Дайна.
Он уклонился от широкой руки робота и нанёс Серийному G очередной кинетический удар, вытянув ладонь. Металлическая конструкция попятилась и взорвала защитные барьеры мистера Дайна фазовой огненной атакой мощностью в девяносто процентов.
Мистер Дайн отпрянул, слегка подскочив от сильного удара. Вертясь, он снова бросился вперёд, нащупывая когти манипуляторов робота. Раскрыв ладони, он предпринял ещё две кинетические атаки, черпая энергию из манжет своего боевого костюма. Робот завибрировал от двойного удара, который приняло на себя его туловище.
Мистер Дайн воспользовался появившимся у него коротким преимуществом. Он сжал левую руку в кулак, выпустил энергию через плечо в конечность, и ударил.
Это был удар, способный расколоть гранитную плиту или сломать кусок стали. От него на теле робота появилась внушительная вмятина.
От удара Серийный G отлетел назад. Он совершенно утратил равновесие на скользкой от дождя траве и рухнул на спину, беспомощно дрыгая ногами.
Мистер Дин не колебался. Его правая рука приняла форму лезвия, как у тесака, и он бросился на робота, готовый убить его, пронзив его сердце.
Однако Серийный G не был повержен. Хотя он и упал и барахтался, лёжа на спине под дождём, размахивая своими гротескно длинными конечностями, он не был побеждён.
Он болтал правой рукой туда-сюда, как кнутом, и задел мистера Дайна в воздухе – с таким звуком, с каким сталкиваются два поезда, ехавшие навстречу друг другу на высокой скорости.

* * *

— Осторожно! — завопил Дэйви и бросился на Тошико. Вдвоём они рухнули на влажную траву.
Мгновение спустя жёлто-голубой сарай, рядом с которым они стояли, рухнул, как будто в него попала бомба. От удара в стороны разлетелись кусочки черепицы и куски дерева.
Тошико подняла голову. Дождевые капли били её по лицу. Серийный G лежал на спине, как перевёрнутый жук, дрыгая конечностями. Его руки и ноги с шипением втянулись внутрь тела, на секунду полностью исчезнув. Затем ноги снова вытянулись, и девятифутовое тело робота приняло вертикальное положение. По бокам туловища выросли руки, мягко выскользнув словно из ниоткуда, и прекратили удлиняться, только когда кончики пальцев-крюков вытянулись ниже бёдер.
Он загудел, и его гул изменился в тональности. Робот повернул голову и посмотрел сквозь дождь с другого конца разорённого надела – прямо на Тошико.
Нет, поняла она, не на неё. На руины сарая.
Он снова загудел.
— Досталось тебе, да? — спросил Дэйви, пытаясь подняться на ноги. — Он тебе наподдал, а?
Колеблющийся гул.
— Перегруппируешься? Нет? Давай просто прекратим это пока, а? Просто перестань, — сказал Дэйви.
Серийный G отвернулся и пошёл по участку к задней стене.
— Нет! — закричал Дэйви. — Вернись сюда!
Робот проигнорировал его.
— Честно говоря, я думаю, он немного испуган, — сказал Дэйви Тошико. — Ему здорово досталось, понимаете? Он не ожидал такого. Он хочет сбежать, спрятаться.
— Он так сказал?
Дэйви кивнул.
— Ему нужно время на починку.
Он заковылял к руинам сарая, вытащил несколько уцелевших боковых панелей и заглянул внутрь. Ливень стучал по траве и дереву.
— Всё в порядке? — услышала Тошико его слова. Она встала и поспешила к нему. Сарай превратился в груду мусора, обломков дерева, старых досок и и кусков фанеры. Опасно пошатываясь, Дэйви зашёл внутрь.
— Всё хорошо, просто лежи спокойно, — сказал он.
Тошико не видела, с кем он разговаривает.
Что-то поднялось из кучи обломков. Что-то похожее на человека – или человеческую тень. Матово-серый призрак со странным, колючим силуэтом. Когда он встал, с него посыпался мусор.
— Дэйви, — предупреждающе сказала Тошико.
— Всё в порядке, — сказал он, взмахом руки приказывая ей замолчать. Он не отводил взгляда от фигуры. — Оставайся на месте. Он уже ушёл. Просто оставайся на месте, — продолжал Дэйви. — Ужасно тебе досталось. — Он показал пальцем.
Тень посмотрела вниз и прижала левую руку к боку, откуда сочилась тёмная, похожая на чернила жидкость. Когда фигура убрала руку, она стала мокрой, и с неё капала блестящая чёрная жидкость.
— Ты должен… — начал Дэйви.
Тень просто исчезла.
— О, — сказал Дэйви. Пошатываясь на куче мусора, он посмотрел на Тошико. — Он ушёл.

* * *

— Он двигается! — прошептал Джек.
Серийный G шагал по участкам под проливным дождём.
— Джеймс тоже туда пошёл, — сказала Гвен. Она вскочила и побежала за роботом.
— Ради Бога, женщина! — рявкнул Джек и бросился вслед за ней.

* * *

Он добрался до стены. Она была сделана из кирпича и поднималась над землёй на высоту в семь футов. В ней не было ни ворот, ни дверей.
Джеймс прислонился к стене и сполз по ней вниз. Дышать было тяжело. Всё его тело болело, особенно плечо и челюсть. Он сплюнул ещё немного крови. Было тяжело сосредоточиться, тяжело думать. Голова едва не лопалась. Мозг как будто кипел.
Руки дрожали.
Джеймс поднял взгляд. Он услышал характерное шипение пневматики. Гул.
Серийный G продрался сквозь кусты под дождём в двадцати футах от него и появился в поле его зрения. Джеймс отшатнулся, прижался к неумолимой стене и затаил дыхание.
Серийный G остановился, наклонил голову и посмотрел в его сторону.
По другую сторону стены Джеймс бросился бежать. Очередной проулок между домами, переулок, узкий и сырой, полный мусорных баков и мокрых отбросов. Переулок вёл к огороженной стеной террасе другого дома.
Бежать было больно. Джеймс замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. Он прислонился к стене, тяжело дыша. Стёр кровь с ноздрей. Капли дождя били по лицу.
Его пронзила внезапная мысль, осознание. Как он умудрился попасть за стену? Как он прошёл через семифутовую стену?
Как…
В двадцати пяти футах сзади вышеупомянутая стена взорвалась под давлением фазовой энергии. В разные стороны разлетелись кирпичи и попадали на дорогу со стуком, словно от лошадиных копыт.
Серийный G шагнул сквозь проделанную в стене трёхметровую дыру. Крошащиеся края кирпичей горели и дымились.
Джеймс снова побежал. Серийный G позади него вытянул эластичную металлическую конечность, чтобы схватить его, но промахнулся. Стальные крюки размером с молочную бутылку клацнули в воздухе. Серийный G погнался за ним, делая огромные шаги своими длинными и тонкими ногами.
Джеймс рискнул оглянуться, и это стало серьёзной ошибкой. Он врезался в мусорный бак и упал вместе с ним, заскользив по вымощенной камнем дороге вместе с разлетающимися в разные стороны отбросами.
Он бросил взгляд назад. Серийный G шёл прямо на него.

* * *

Мистер Дайн не обращал внимания на боль. Он активировал резервные силы и под дождём перепрыгнул через стену. Он приземлился в переулке прямо за роботом и вскочил ему на спину.
Серийный G остановился и задёргался, пытаясь сбросить противника, уцепившегося за его шею и туловище. Его руки-манипуляторы потянулись назад, пытаясь схватить и разорвать мистера Дайна.
Мистер Дайн вонзил свой кулак-лезвие в основание шеи робота. На её металлической поверхности появилась глубокая вмятина.
Гул, который издавал робот, превратился в визг. Серийный G метался туда-сюда, врезаясь в мокрые стены, пытаясь стряхнуть напавшего с себя. От ударов кирпичи раскалывались и крошились, поднимая клубы пыли, как будто от выстрелов.
Ему удалось схватить мистера Дайна крючьями своей правой руки. Он стащил Первого Старейшину со своей спины и отбросил его в сторону. Мистер Дайн пролетел сквозь забор вокруг чьего-то двора, а потом – сквозь стену дома, попав в кухню. Он остановился среди обломков кухонного стола. Его вторжение вырвало раковину из нержавеющей стали и сушилку для посуды из шкафчика, в который они были вмонтированы, и из пробитых труб начала хлестать вода. Окно из ПВХ оказалось вынесено из стены вместе с рамой и всем остальным.
Мистер Дайн повернулся и встал. На виниловый пол с узором под камень капала чёрная жидкость. Он произвёл сканирование для тактической оценки.

* * *

Джеймс вскочил и снова побежал. Слева от него между домами была арка, через которую можно было пройти. Он нырнул в эту арку, направляясь к улице.
Серийный G последовал за ним.

* * *

Мистеру Дайну достаточно чётко дали понять, что конструкция движется слева от него, на расстоянии десяти ярдов.
Он повернулся, поднял руки, скрестив их, чтобы защитить лицо, и побежал. Он прорвался через стеклянную дверь кухни, выпрыгнул на бежевый ковёр в прихожей и сорвал с петель входную дверь, пробегая сквозь неё. Он перескочил через садовую ограду и приземлился на все четыре конечности, как кот, на крыше припаркованной машины. От удара, от которого прогнулась крыша автомобиля, взвыла сигнализация.
Местная полиция эвакуировала улицу примерно за пятьдесят минут до этого. В дальнем её конце местные жители и полицейские повернулись к ограничительной ленте, услышав звук удара и сирену. Они озадаченно смотрели на улицу сквозь пелену дождя.

* * *

Мокрый насквозь Джеймс выбежал из арки на дорогу. Он повалился на землю и покатился по лужам. Затянутое облаками небо было низким и тёмным. Кое-где загорелись уличные фонари.
За ним на улицу вышел Серийный G, с которого капала вода. Он предусмотрительно укоротил ноги, чтобы, пригнувшись, пройти сквозь арку. Теперь его ноги снова вытянулись. Он выпрямился – в четырнадцать футов высотой – и его руки удлинились пропорционально нижним конечностям.

* * *

Присев на корточки на крыше автомобиля и напрягшись, мистер Дайн секунду подождал. По его серому, покрытому шипами телу струилась вода, смешиваясь с чернильно-чёрной жидкостью, сочившейся из его бока.
Он сделал вдох.
И прыгнул.
Машина, на которой он сидел, подскочила вверх, когда он соскочил с неё. Он бросился на робота и повалил его.
От удара нападавшего огромная металлическая фигура повалилась набок, разрушив стену первого этажа соседнего дома.
Мистера Дайна отбросило назад. Он перевернулся и приземлился на ноги на диване из искусственной кожи. Висевший на рушащейся теперь стене телевизор свалился со своей подставки, подняв фонтан искр. Из разбитого аквариума на ковёр полилось его содержимое. Умирая, хрупкие разноцветные рыбки бились и извивались на мокром полу.
На улице Джеймс поднялся на ноги, держась за припаркованную рядом машину и слыша неподалёку вой сирены другого автомобиля.
Серийный G с усилием попытался выпрямиться.
— Нет. Не в этот раз, — сказал мистер Дайн. Он спрыгнул с дивана и бросился на робота, вытянув свой кулак-лезвие.
Кончики его пальцев вонзились в грудь робота, и металлическая оболочка лопнула, как корочка пирога. Мистер Дайн сунул руку в светящееся нутро конструкции, схватил бьющийся, живой центральный процессор и вырвал его.
Серийный G замер. Крошечный реактор, подпитывавший его, бешено завертелся и начал перегреваться.
Понимая, что сейчас произойдёт, мистер Дайн повернулся, чтобы бежать.
Реактор перегрелся и взорвался, а вместе с ним – и Серийный G. И близлежащий дом, и другие дома на этой стороне улицы. Мистера Дайна отбросило взрывной волной на другую сторону. В дальнем конце улицы жители и полицейские офицеры тоже попадали.
На улицу выбежали Джек и Гвен.
Обломки и мусор до сих пор падали на землю. Из просвета между домами, где раньше стояло ещё три дома, к небу поднимался густой чёрный дым. Люди в дальнем конце улицы кричали. Дорогу засыпало горящими обломками, которые шипели под дождём. Горящие руины домов освещали всю улицу.
Джек опустил револьвер.
— Вот дерьмо, — сказал он.
Гвен увидела Джеймса, скрючившегося посреди дороги, и побежала к нему.
— Всё хорошо, всё в порядке, — рыдая, проговорила она, покачивая его на руках. Из его разбитого рта текла кровь.
Джек пересёк улицу. На крыше припаркованного «Воксхолла Астра» лежало что-то, по очертаниям отдалённо напоминавшее человека. Крыша автомобиля была смята, а окна выбиты.
— Я хочу вам помочь, — сказал Джек. — Я могу вам помочь?
Мистер Дайн медленно поднял голову, услышав голос.
— Пожалуйста, — сказал Джек.
Мистер Дайн сел. Силы покидали его. Он начинал ломаться, и довольно сильно. Полученные им повреждения были серьёзными.
Он встал и соскользнул с помятой крыши автомобиля. Оказавшись на земле, он посмотрел на Джека Харкнесса.
— Пожалуйста, — сказал Джек. — Я могу вам помочь.
Он протянул под дождём свою руку.
Мистер Дайн проигнорировал её.
— Пожалуйста, — повторил Джек.
Мистер Дайн повернулся и пошёл прочь. На секунду он почувствовал себя плохо, пошатнулся и начал падать. Джек вытянул руки, чтобы помочь ему.
Мистер Дайн посмотрел на Джека.
— Контакт не разрешён, — сказал он. — Контакт не… рекомендован.
— У меня нет предрассудков, — ответил Джек.
— Контакт не разрешён, — повторил мистер Дайн и ушёл.
Джек Харкнесс остался стоять, глядя на чернильно-чёрные следы на своих руках, которые проливной дождь быстро смыл.

* * *

На земельном участке Тошико медленно вела Дэйви Моргана по дорожке. Послышалось тихое мяуканье кота, и Дэйви подхватил его на руки.
— Вот ты где, — сказал он. — Ты, должно быть, умираешь от голода.
А потом, за мгновение до того, как у ряда домов у них за спинами раздался взрыв, Дэйви вздрогнул.
— О, — печально сказал он Тошико. — Он умер.

@темы: Border Princes, Dan Abnett, Torchwood, Дэн Абнетт, Принцы Пограничья, Торчвуд, книги, перевод