23:54 

Дэн Абнетт. Принцы Пограничья. Глава 3

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Дэн Абнетт
Принцы Пограничья

Глава третья


Мистер Дайн очень нравился Шизней. Он ужинал в «Династии Мугал» уже шесть месяцев, каждый понедельник и каждый четверг, как будто вся его жизнь была чётко распланирована. Он всегда заказывал одно и то же: шашлык, затем пасанду (1) из ягнёнка, затем – чашку шоколадного мороженого. За едой он выпивал одну бутылку лагера. Платил карточкой, расписываясь в чеке: «Дайн».
Он был худощавым человеком с прямой спиной, острыми скулами и коротко остриженными светлыми волосами. На нём всегда был костюм, иногда серый, иногда чёрный, а изредка – голубой, и галстук с узором из каких-то клубных эмблем на угольно-чёрном фоне. Хрустящая от крахмала белая рубашка. Он всегда был очень вежливым, хотя и не слишком разговорчивым. Шизней представляла, что он работает в сфере информационных технологий, оставляет красивый автомобиль на близлежащей парковке и частно ездит в Бристоль, Бат и Суонси – в города, относящиеся к его региону. Она размышляла, куда он ходит. Скорее всего, в крупные офисы у залива. Может быть, развивает свой новый европейский бизнес. Да.
Две недели назад, таким же вечером четверга, как этот, с той лишь разницей, что дождя тогда не было, мистер Дайн пришёл и сел за свой обычный столик. Когда Шизней принесла ему меню, он поднял на неё взгляд, улыбнулся и спросил, как её зовут – если, конечно, она не против ответить.
— Я уже так давно сюда хожу, но до сих пор не знаю, как вас зовут, — сказал он.
— Шизней, — ответила она, краснея.
— Шизней, — повторил он, словно пробуя слово на вкус.
В тот четверг она принесла ему бутылку лагера, которую он ещё не успел заказать, и поставила её рядом с перевёрнутым бокалом.
Мистер Дайн улыбнулся.
— Спасибо. Вы читаете мои мысли, Шизней.
— На здоровье. Вы уже выбрали, сэр?
— Минутку.
Шизней отступила к дверям кухни и стала ждать. Как всегда, в ресторане было, мягко говоря, не слишком много народу.
— Что ты делаешь? — спросил её отец, торопливо выходя из кухни. — Бездельничаешь?
— Я жду мистера Дайна, отец, — ответила Шизней.
Отец бросил взгляд на пустой ресторан и увидел за дальним столиком мистера Дайна.
— Он тебе нравится, — заметил он.
— Он клиент, отец, и постоянный. Что вы хотите, чтобы я сделала?
— Понятия не имею, — сказал её отец.
У Шизней было множество идей. Мистер Дайн знал её имя. Мистер Дайн ей улыбался. Он хотел узнать, как её зовут. Она ему нравилась.
Она поймала взглядом собственное отражение в высоком, в полный рост, зеркале, которое находилось за дверью ресторана. Её отец настаивал, чтобы они все носили на работе аутентичную одежду – несмотря на то, что никто из её родителей никогда в жизни не покидал Южного Уэльса. Аутентичный костюм открывал её живот, а также то, что местные белые парни называли «верхушкой кекса» (2). Однако, кроме того, он делал акцент на её груди.
Шизней гордилась своей грудью, но в то же время она была абсолютно справедливо убеждена в том, что у неё красивое лицо.
— Он любитель грудей, — сказала ей её мать.
— Что, мама?
— Этот мистер Дайн. Я видела, как он на тебя смотрит. Он любитель грудей.
— Что значит «любитель грудей»? — удивилась Шизней.
— Существует четыре типа мужчин… любители грудей, любители задниц, любители ножек и все остальные.
— Остальные?
— Те, кому нравится всё. Мистер Дайн…
— Мистер Дайн очень приятный человек и наш постоянный клиент.
— Мистер Дайн любитель грудей, Шизней, запомни мои слова.
Шизней отвернулась от зеркала и посмотрела на мистера Дайна, сидящего в дальнем конце «Династии Мугал». «Ты что, любитель грудей?» – задумалась она. Что это вообще означает – быть любителем грудей?
Мистер Дайн положил меню на стол.
Она направилась к нему, сделав глубокий вдох, втянув живот и выпятив грудь. Может быть, может быть, он пригласит её на свидание. Как это будет? Они дойдут до парковки, он распахнёт перед ней дверцу своей красивой машины. И они поедут в…
Но нет. Надо придумать что-то другое. Он ведь поест, конечно, к тому времени он уже будет сыт. И им вдвоём не будет смысла ехать в ресторан у залива. Если только он не пригласит её на свидание в другой день, кроме понедельника и четверга…
Она задумалась о том, какова на вкус французская еда. На что похожи валлийские блюда. Каково это будет, если мистер Дайн будет сидеть напротив неё?
Шизней, по большому счёту, было всё равно, даже если он на самом деле был любителем грудей. Он был приятным, и он улыбался ей, и он знал её имя, и…
— Вы готовы сделать заказ? — спросила она.
Он поднял на неё взгляд и улыбнулся.
— Да, Шизней. Шашлык и…
— …пасанду из ягнёнка? — завершила она.
Он нахмурился.
— Я настолько предсказуемый?
— Вы знаете, что вам нравится.
— Я изучаю меню, — признался он и снова взял сложенную в три раза карту. — Просматриваю его, но мне всегда самым привлекательным кажется одно и то же. Мясо со специями, затем мясо с углеводами. Алкоголь доставляет мне наслаждение.
Она улыбнулась, не вполне представляя, что сказать.
— А шоколадное мороженое?
На его худощавом лице появилась широкая улыбка.
— Там, откуда я родом, нет ничего подобного.
— Ну, — сказала она, — тогда слава Богу, что у нас оно есть.
— Вы… не могли бы вы… присесть? — спросил он, указывая на стул напротив.
Шизней села. Вот оно. Это мгновение. Её дыхание участилось, но ей было всё равно. От этого её грудь казалась ещё красивее.
— Шизней, я уже довольно давно хожу сюда. Я хочу спросить…
— Да?
— Из чего сделано шоколадное мороженое?
Она замялась.
— Я… э-э… я ожидала от вас другого вопроса. Шоколадное мороженое? Ну, это животные жиры и ароматизаторы, примерно так.
— О, — сказал он и вздохнул. — Неудивительно, что оно мне так нравится.
— Это… это всё? — спросила она, вставая.
— Да. Спасибо, Шизней.
Она встала и поспешила обратно на кухню.

* * *


— Джек! — закричала Гвен. — Джек! Ну же!
Они с Тошико пытались удерживать бьющееся в конвульсиях тело Джека неподвижным. Неуклюжие бормочущие фигуры подбирались всё ближе.
— Что нам делать? — спросил Джеймс у Оуэна. — Драться с ними?
Оуэн вытащил из кармана куртки блестящий чёрный пистолет и взвёл курок.
— Мы сделаем всё, что нужно, чтобы уйти отсюда живыми, — ответил он.
— Ты принёс пистолет? — поинтересовался Джеймс.
— А ты нет?
— Нет…
— Я думал, это конец света?
— Слушай…
— Заткнитесь, вы двое, — сказала Гвен. — Оружие есть во внедорожнике.
— Ага, только для этого нам нужно быть рядом с внедорожником, — сказал ей Джеймс. — А не здесь без всякого оружия, знаешь ли.
— Просто встань у меня за спиной, — сказал Оуэн.
— Они идут со всех сторон! — возразил Джеймс.
— Тогда просто встань у меня за спиной мысленно, — предложил Оуэн.
Все они чувствовали запах кетонов в дыхании приближающихся фигур. В первом ряду шли одиннадцатилетняя девочка в ночной рубашке с «Суперкрошками» (3), мужчина средних лет с крошками картофельных чипсов вокруг рта и женщина в домашнем халате и пушистых тапочках.
— И ты действительно с радостью в них выстрелишь? — спросил Джеймс.
— Без радости, это точно, — признался Оуэн.
Джек внезапно сделал глубокий выдох, словно вынырнув после погружения глубоко под воду, и, тяжело дыша, сел.
— Это я не стал бы никому рекомендовать, — сказал он, моргая. Он посмотрел на Гвен и Тошико, а потом снова перевёл взгляд на предмет, который сжимал в руке.
— С этим сложно бороться. Действительно сложно. Нам нужно изолировать эту штуку. Не знаю, сколько ещё времени я смогу её удерживать.
— У нас есть герметичный ящик, — начала Гвен. — Но он…
— …во внедорожнике, — в один голос закончили Джеймс и Оуэн.
— Тогда вперёд! — приказал Джек, с помощью Тошико поднимаясь на ноги.
Они пошли по дороге вдоль реки в ту сторону, откуда прибежали Джек и Оуэн. Почти сразу же им пришлось проталкиваться через толпу бормочущих людей-автоматов. В их сторону тянулись руки, хватали за одежду.
— Просто бегите! — отрывисто скомандовал Джек. — Отталкивайте их!
Путь вперёд приходилось буквально расчищать. Гвен удалось обнаружить в толпе просвет, и она смогла побежать. Тошико последовала за ней.
Повсюду вокруг Джека были руки, они хватали его, тащили к себе. Кто-то вцепился в его левую ногу.
— Чёрт побери! — крикнул он. — Гвен!
Не замедляя шага, Гвен оглянулась. Джек размахнулся и бросил ей предмет, словно бейсбольный мяч.
— Передавай дальше! — заорал он. — Не оставляй у себя!
Гвен побежала за летящим предметом, не отрывая от него взгляда, и осторожно поймала его. Сжав его в руке, она побежала к ступенькам набережной.
Безумная толпа забыла о Джеке и бросилась за ней.
Гвен чувствовала отвратительное тепло предмета в своей руке. Она моргнула. Перед глазами закружились два сияющих синих огонька.
— Гвен!
Тошико стояла почти на вершине лестницы и смотрела на неё. Она в мольбе протянула руки.
— Гвен!
Гвен снова моргнула. Она не хотела отдавать предмет. Сейчас была её очередь.
Молодой человек в университетской футболке для регби врезался в неё сбоку и начал бить, пытаясь отобрать у неё предмет.
— Большие, большие, большие! — объяснил он. — Токийский дрифт. Древесина. Деревья. Листья. Позади ничего нет.
— Отвали! — сказала ему Гвен.
Он толкнул её в грудь. К нему присоединилась невысокая, похожая на горностая женщина, которая начала пинать и царапать Гвен.
Все трое упали на цепь, натянутую между столбиками у края причала под ступеньками набережной. Металлические столбы задрожали, когда на них обрушилась эта тяжесть.
— Отвалите от меня! — крикнула Гвен. Она освободила одну руку и бросила предмет в сторону Тошико. Однако попытка вышла неудачной, потому что на её локте повисла женщина, похожая на горностая.
— Ты кидаешь, как девчонка! — заявил Оуэн, пробегая мимо неё в сторону лестницы.
Предмет пролетел по воздуху и упал примерно в шести футах (4) от того места, где стояла Тошико. Он закатился в высокую траву в верхней части набережной, где-то слева от лестницы. Выпалив короткое англосаксонское ругательство, Тошико побежала по густым влажным зарослям, чтобы поднять брошенную вещь.
Безумная толпа на дорожке повернулась к берегу. Часть людей стала подниматься по лестнице, часть – пошла по высокой траве вслед за Тошико.
Прижатая к цепи ограждения, Гвен попыталась оттолкнуть тела. Они уже утратили к ней интерес и пытались освободиться, но потеряли равновесие и повисли на ограде.
Послышался резкий металлический звон, затем ещё один, и ещё.
Часть цепи под тяжестью навалившихся на неё тел оторвалась. Ржавые болты, удерживавшие её на месте, с коротким отрывистым скрежетом вылетели из гнёзд.
Гвен почувствовала, как её отбросило назад, и она повисла над открытым пространством на краю набережной. Внизу шумела невидимая река. Молодому человеку в футболке для регби удалось отскочить обратно на дорожку. Похожей на горностая женщине повезло меньше. Когда цепь ограды порвалась, она головой вперёд упала со стены и исчезла в чёрной бездне.
Гвен держалась за забор, вцепившись пальцами в звенья цепи. У неё слишком сместился центр тяжести, чтобы она могла подтянуться.
Забор затрясся, и оторвалась ещё одна цепь, закреплённая у того же столбика, рядом с которым зацепилась Гвен. Она вскрикнула, падая, и повисла над рекой, болтая ногами в воздухе, судорожно держась за раскачивающуюся оторванную цепь ограды.
Болты на втором столбике начали ослабевать.

* * *


Тошико шарила в траве. На неё налетел мужчина, и она ударила его ребром ладони по горлу, чтобы он отвязался.
Вот оно. Тусклая вспышка в мокрой от дождя траве. Тошико схватила Амок и начала подниматься в гору, направляясь к лестнице. Вокруг неё толпились люди. Как только предмет оказался у неё в руке, они пошли за ней. Некоторые попадали во влажную траву. Женщина разочарованно вскрикнула, поскользнувшись и съехав по склону вниз.
Тошико бежала, не останавливаясь. У неё болело горло, и она знала, что всё её тело покрыто синяками, но всё это казалось незначительным по сравнению с вещью, которую она держала в руке. Она чувствовала этот предмет, как горячий кусок угля, даже сквозь кожу своих стильных перчаток.
Кто-то поймал её за полы её длинного плаща, и она оттолкнула этого человека. Кто-то другой схватил её за руку, и в ответ она ткнула его локтем в лицо, прямо между носом и верхней губой. Она добралась до равнины, до залитой водой квадратной площадки из потрескавшегося бетона между заброшенными зданиями и круглосуточным магазином. Она видела внедорожник в сорока ярдах (5) впереди, возле паба, в пелене дождя под уличными фонарями.
Раскачавшееся ядро для разрушения задний ударило её в поясницу и сбило с ног.
Она упала в лужу и поняла, что это было не ядро. Это был тот крупный парень в клетчатой рубашке. Второй раз за вечер он свалил её с ног.
Он бредил, говорил на каком-то непонятном языке, рот его был разбит до крови, а лицо – всё в синяках от ударов Джека.
Тошико откатилась в сторону, когда он бросился на неё. У неё болело всё тело. Но ещё сильнее болела голова. Руке было горячо. Как будто кожа её перчатки горела. Моргнув, Тошико увидела синие огни. Они двигались, перемещались в самых неожиданных направлениях даже для двух синих огней. И они казались очень большими. Большими, большими…
Послышался выстрел.
Он был таким громким и близким, а эхо на маленькой площадке таким оглушительным, что Тошико перепугалась едва не до смерти.
К ней бежал Оуэн, выкрикивая её имя, и дуло его поднятого пистолета всё ещё дымилось.
Мужчина в клетчатой рубашке повернулся, ничуть не обеспокоенный ни из-за вида, ни из-за звука выстрела высококалиберного пистолета, и сильно ударил Оуэна по лицу. Со стороны всё выглядело так, словно Оуэн налетел на натянутую верёвку. Его ноги продолжали двигаться, в то время как голова откинулась назад. В конце концов он упал на спину.
Мужик повернулся к Тошико, из носа у него свисали нити свернувшейся крови. Тошико уже вскочила на ноги.
— Большие, большие, большие! — объяснил он ей.
— Отвали! — ответила она.
Когда он бросился на неё, она пнула его по яйцам. Он упал, но перед этим успел ударить её кулаком в висок.
Два синих огня двигались, туда и сюда, а потом числа, прокручивавшиеся вверх в темноте, словно титры в конце фильма…
Тошико открыла глаза. На её лице были капли дождя. Она потеряла сознание на мгновение. У неё на ногах лежал, корчась, мужчина в клетчатой рубашке. Предмет в её руке раскалился докрасна.
Она попыталась освободить ноги. Мужчина развернулся и схватил её за горло. Послышался отвратительный звук – как будто разорвался кусок ткани и кто-то начал отбивать молотком кусок сырой печени одновременно.
Лицо парня исказилось, изо рта хлынула кровь, как будто где-то у него внутри прорвало трубу. Голова склонилась на одну сторону, и он рухнул на землю лицом вниз.
В задней части его шеи торчал острый осколок стекла в два дюйма шириной.
Над Тошико стоял бродяга с окровавленными руками.
— Сейчас мой ход! — запротестовал он. — У вас не должно его быть!
Тошико торопливо отползла в сторону, сбросив со своих ног тело парня в клетчатой рубашке. Люди, словно вышедшие из фильма «Рассвет мертвецов», со стонами начали собираться вокруг неё.
— Тош!
Она увидела неподалёку на улице Джеймса.
Тошико вскочила, не обращая внимания на бродягу, который пытался схватить её, и стащила в левой руки перчатку. Она бросила внутрь Амок – к счастью, по крайней мере, синие огни перестали мелькать перед глазами – и бросила завёрнутый в перчатку предмет Джеймсу.
Тот поймал предмет аккуратно, как Шейн Уорн (6). Повернувшись, он побежал по улице к внедорожнику. Толпа направилась за ним. Некоторые толкали, а кое-кто даже наступал на Тошико, стремясь догнать его. Она сжалась в комочек, чтобы защититься.

* * *


Южноваллийское полицейское подразделение – оснащённый проблесковыми маячками «Воксхолл Вектра» – направлялось по вызову в район Уэст Мурс, где было зафиксировано нарушение правопорядка. Перед тем, как автомобиль остановился у террасы паба, он ехал со скоростью тридцать миль в час (7). Он ударил Джеймса передним бампером; тот подлетел вверх, упал на капот и врезался в ветровое стекло. Стекло треснуло. Полицейская машина, взвизгнув тормозами, остановилась. Джеймс скатился с капота и упал на дорогу с другой стороны.
— Долбаный Иисусе! — сказал один из офицеров, выскочив из машины. — Откуда он взялся?
Офицер подбежал к Джеймсу и склонился над ним.
— Возьмите телефон, Христа ради! — заорал он на своего напарника. — Вызовите чёртову «скорую помощь»!
Он опустился на колени рядом с Джеймсом.
— Всё в порядке, мистер, всё хорошо, — сказал он. Человеку, которого они сбили, было чуть за тридцать, светлые волосы, аккуратная стрижка. На нём были чёрные джинсы, белая рубашка и чёрная кожаная куртка. Всё хорошего качества. Офицер, которому было двадцать два года и которого звали Питер Пикнелл, подумал, что это как-то странно, когда кто-то настолько хорошо одетый выбегает с заброшенного участка. Возможно, он бежал из модного клуба.
— «Скорая» едет? — крикнул он.
— Едет! — ответил его напарник, Тимми Бил. Помехи на радио. Шум дождя.
— Что это ещё за хрень? — поинтересовался Тимми Бил.
Питер Пикнелл не откликнулся. Человек, которого они сбили, держал в руках чёрную кожаную перчатку. Взяв её, Питер понял, что внутри лежит что-то тяжёлое. Это что-то выпало на дорогу, под дождевые капли.
Это было что-то металлическое. Что-то странной формы.
Питер взял это в руки и внезапно понял, что это было лучшим, что он когда-либо сделал в своей жизни. Ощущение было таким, словно он выиграл в лотерею. Дважды. Во время секса.
Вокруг него были люди. Они толпились вокруг полицейской машины, толкали Тимми Била, оттесняя его с дороги.
Питер слышал, как Тимми Бил закричал от боли. Ему было всё равно. Он встал. Посмотрел на людей, собравшихся вокруг него.
— Большие, большие, большие, — согласился он. — А теперь валите на хрен, сейчас мой ход.

* * *


Шизней принесла мистеру Дайну его шашлык с измельчёнными листьями салата айсберг и ломтиком лимона.
— Спасибо, — сказал он.
Она пожала плечами.
— Шизней?
— Что?
Мистер Дайн пристально посмотрел на неё.
— У меня такое ощущение, что я вас чем-то обидел. Или разочаровал. Я не очень хорошо умею распознавать эмоции по выражению лица, когда дело касается вашего племени.
— Моего племени? — переспросила она, удивлённая тем, как он мог оказаться таким откровенным расистом.
Он задумался над её ответом.
— Кажется, я сказал что-то не то. Я имел в виду…
— Что? Что вы имели в виду?
— За что вы на меня обиделись? — спросил он.
— Это не важно, — сказала она.
— Чем бы это ни было, простите меня, — ответил он. — Я не желал вам ничего плохого. Лекции по культуре, на самом деле это настолько расплывчато, когда сталкиваешься с этим вплотную. Они не сообщают столько важных вещей.
— О чём вы?
— Вы мне нравитесь, Шизней. Действительно нравитесь. Мне нравитесь вы, и мясо со специями, и животные жиры. И алкоголь.
Она грустно покачала головой.
— Я вас не понимаю.
Он пожал плечами.
— Нет, полагаю, не понимаете. Но вы мне нравитесь. Вы добры. Вы обладаете физическим аспектом, который…
— О, вы любитель грудей, да? — презрительно фыркнула Шизней и отвернулась.
— Я хотел сделать вам комплимент! И это у меня тоже не получилось?
— Не очень, — сказала она.
Он снова пожал плечами.
— Шизней, я лишь хочу сказать, что я ненавижу себя за то, что разочаровал вас. Я не хотел этого. Вы были так добры ко мне. Я…
— Вы что?
Мистер Дайн резко выпрямился на стуле. Взгляд его больших ярких глаз скользнул сначала в одну сторону, затем в другую. Со своими короткими волосами он напоминал Шизней Экшн-мэна (8) «Орлиный Глаз», с которым когда-то играл её младший брат.
Он встал, толкнув столик.
— Мне нужно идти, — сказал он.
— Что?
— Кое-что произошло. Мне нужно уйти.
— Но, — возразила Шизней, — вы сделали заказ.
— Мне нужно идти.
— Сначала вы должны заплатить.
— В следующий раз.
— Вы должны заплатить. Вы заказали еду.
— В следующий раз, — настойчиво повторил он, направляясь к двери.
— Мистер Дайн!
— Глава, — пробормотал Дайн. — Глава под угрозой. Я должен идти.
Шизней побежала за ним.
— Подождитеминутку!
Путь к дверям «Династии Мугал» преградил её отец.
— Вы должны заплатить, сэр. Вы слышите меня, сэр? Прежде, чем уйти, вы должны заплатить.
Мистер Дайн поднял правую руку, словно отгоняя муху. В руке у него ничего не было, никакой силы. Это был просто жест. Тем не менее, отец Шизней внезапно осел на ковёр, и мистер Дайн ушёл.
Шизней выбежала на улицу.
Из-за сильного дождя огни фар проезжающих машин казались размытыми. Нигде не было ни следа мистера Дайна.
Она огляделась по сторонам, недоумевая, как он мог исчезнуть так быстро. Лишь краем глаза Шизней уловила, как что-то плавно спрыгнуло с тротуара и взлетело на крышу второго этажа, которая располагалась в пятидесяти ярдах (9) над землёй.
Однако это могло быть лишь игрой её воображения.
_____________________
(1) - Мягкая (неострая) разновидность индийского карри, которое готовится из небольших кусочков баранины, предварительно замаринованных в соусе или йогурте.
(2) - В английском сленге – часть жировых отложений, выступающая поверх узких брюк с низкой талией.
(3) - Американский флэш - мультсериал про трёх маленьких девочек детсадовского возраста, обладающих суперспособностями.
(4) - Примерно 183 см.
(5) - Приблизительно 36,5 метров.
(6) - Шейн Кит Уорн (р. 1969) – австралийский игрок в крикет.
(7) - Чуть менее 50 км/ч.
(8) - Английские куклы для детей.
(9) - Около 45 метров.

@темы: перевод, книги, Торчвуд, Принцы Пограничья, Дэн Абнетт, Torchwood, Dan Abnett, Border Princes

URL
Комментарии
2013-05-02 в 01:08 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Торчвуд в работе такой торчвуд. *фейспалм*
Можешь встать за моей спиной мысленно - доставило. Харпер жжОт.

2013-05-02 в 08:43 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Да уж, они и так психи, и этот Джеймс адеквата им не добавляет :alles:

URL
     

Welcome to Torchwood

главная