Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:43 

Дэн Абнетт. Принцы Пограничья. Глава 1

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Дэн Абнетт
Принцы Пограничья


Посвящается Гэри Расселу


Глава первая


Конец света начался в октябре, в четверг вечером, сразу после восьми.
Он начался вместе с грязным, колючим дождём, который полз по побережью со стороны Бристольского канала, с чёрным внедорожником, нёсшимся на восток по Пенарт-роуд, со звукового сигнала, извещающего о новом текстовом сообщении.
— Оценка по шкале от одного до десяти? — спросил Оуэн. Он вёл машину, внимательно следя за движением на дороге, которая была едва видна за завесой дождя.
— Один – это небольшая необходимость, а десять – безумная срочность?
— Ага.
— Примерно двадцать шесть-двадцать семь, — спокойно отозвался Джек. Он приподнял свой мобильный телефон, чтобы Оуэн мог посмотреть на него и прочесть сообщение на экране.
КОНЕЦ СВЕТА.
— Капитан Аналогия наносит очередной удар, — сказал Оуэн.
— В этой команде может быть только один капитан, — ответил Джек, закрывая крышечку мобильного телефона-раскладушки. — Э, Оуэн… — добавил он.
Глядя на мобильник Джека, Оуэн отвлёкся от дороги, и теперь задние фонари ехавшего впереди автомобиля ярко вспыхнули прямо перед носом внедорожника, как предупреждение. Оуэн ударил по тормозам, из-за чего передняя часть машины наклонилась, и включил понижающую передачу, чтобы объехать помеху.
Их ослепил яркий приближающийся свет фар. Взвыл гудок.
Оуэн неодобрительно что-то пробормотал и вернул внедорожник на нужную полосу. Покачивающийся по инерции из-за резкого торможения, разгона и очередного торможения Джек сохранял удивительное блаженное спокойствие.
— Извини, — сказал Оуэн, чьи руки, крепко вцепившиеся в руль, побелели от напряжения. — Извини за это.
— Без проблем.
— Ты выглядишь удивительно расслабленным.
— Это конец света. Лобовое столкновение на Пенарт-роуд по сравнению с ним кажется чем-то совсем обыкновенным.
— А, — сказал Оуэн. Движение впереди снова начинало приходить в норму.
— Конечно, — заметил Джек, — он мог ошибиться.
— Обычно он прав, — поправил Оуэн. — У капитана – то есть, извини, просто Аналогии – настоящий нюх на всё это.
Телефон снова пиликнул.
— Что теперь? — спросил Оуэн.
— Варёное яйцо, — сказал Джек.
Оуэн вдавил в пол педаль акселератора.
Варёное яйцо.
— Четыре минуты или меньше.

* * *


Гвен побежала сквозь пелену дождя через дорогу по направлению к нескольким грязным зданиям, съёжившимся на берегу реки. В близлежащем пабе, ночном магазине и ряду домов горел свет. Дождь шипел, словно статические разряды.
Здания прямо впереди были заброшенными и, казалось, их оставили в состоянии шизофренического беспорядка, так и не определившись, переделать их в склады или в многоуровневую автомобильную парковку. Неоновые вывески в окнах паба отражались в длинных лужах на дороге; розовые, красные и зелёные, «Магнерс» и «Будвайзер» (1), сморщенные и покрытые рябью от дождя.
Джеймс ждал под аркой из почерневшего от старости кирпича. Он начал двигаться, когда Гвен приблизилась.
— Варёное яйцо? — спросила она, подбегая к нему. — Правда?
— Правда.
— Конец света, или всего лишь конец Кардиффа?
— Последнее является лишь подмножеством первого, — ухмыльнулся он. — И потом, я лишь передаю то, что сказала мне Тош.
— Где она?
— Сзади.
— И что она тебе сказала?
— Что этот всплеск она наблюдала в течение недели, он то возникал, то исчезал. Сейчас он впервые задержался и не исчез после возникновения.
— И почему это конец света?
— Её системы отказали спустя восемнадцать секунд после того, как Тош описала этот всплеск. Я имею в виду, всерьёз отказали. Сорок девять процентов Хаба вышло из строя. Мы оставили Йанто в слезах.
— Значит, это агрессивный всплеск?
— По шкале от одного до десяти? — спросил он.
— По твоей шкале или по шкале Джека?
— По моей.
— И?
Он пожал плечами и взбежал по скользким от дождя бетонным ступенькам.
— Двадцать шесть-двадцать семь. Эта вспышка до усрачки напугала компьютеры Тош, а ты знаешь, что эта лучшая техника из того, что мы, высокоразвитые обезьяны, когда-либо производили.
Они вышли на заросший сорняками пустырь. Восточная его часть, покрытая гравием и огороженная покосившимся сетчатым забором, была заполнена стоячей водой на шесть дюймов в глубину. Гвен почувствовала запах реки. Ветер был холодным, и в нём явно чувствовался запах осени, безнадёжно борющейся с наступлением зимы.
— Ой! — воскликнула она, неожиданно пошатнувшись. — Иисусе на мопеде! Ты тоже это почувствовал?
Он кивнул. Тошнота: неприятное ощущение покачивания, которое напомнило ей о том, как ей становилось плохо в машине в детстве, когда они с семьёй куда-то выезжали на выходные, и о большом заднем сиденье «Воксхолла Ройял», который то останавливался, то снова трогался с места в пробках по пути в Кармартен.
— У меня болит голова, — сказал Джеймс. — А у тебя?
— Да, — ответила Гвен, понимая, что это чистая правда. — Она внезапно началась.
— Как будто кто-то нажал на выключатель?
— Выключатель, да. Я не могу нормально дуть.
— Дуть?
— Что?
— Ты только что сказала «дуть».
— Я имела в виду «думать».
— Я знаю, что ты имела в виду. Я тоже не могу нормально дуть. Совершенно не могу сосредоточиться.
— Ты имеешь в виду «сосредоточиться», — сказала Гвен, ущипнув себя за переносицу.
— Что?
— Ты сказал «сточиться», но имел в виду «сосредоточиться».
— Я этого не говорил.
Гвен посмотрела на него. Они стояли под холодным дождём. У неё начинались нарушения зрения – перед глазами мелькали какие-то жёлтые загогулины и периферические вспышки. Она никогда не страдала от мигреней, но достаточно читала об этом, чтобы знать, что именно так люди чувствуют себя при мигрени.
— Что это за хрень? — спросила она. Происходящее начало её немного пугать.
— Не знаю, — сказал он. Он выдавил ухмылку и изобразил голос своего любимого героя мультфильма: — Но я не собираюсь поддаваться панике.
Это рассмешило Гвен. Джек был краеугольным камнем и душой Торчвуда, но Джеймс был его сердцем. Он мог заставить её засмеяться перед лицом конца света. Или Кардиффа, что бы ни произошло раньше.
Джеймс отвернулся от неё.
— Сделай серьёзное лицо, — сказал он. — Мы на посту.
Кто-то бежал к ним, прямо по затопленной части участка, поднимая брызги воды, как беспечный Джин Келли (2).
Сначала Гвен подумала, что это Тошико, но это была не она. Это оказалась худенькая девушка в джинсах мужского покроя и узкой футболке с надписью «У меня есть сиськи, значит, я выиграла».
Она бежала смешно, как-то судорожно, подумала Гвен; руки девушки тряслись, и её узкое плоское лицо дёргалось, словно от тика.
— Привет? — окликнул её Джеймс.
Девушка остановилась и зашаталась перед ними, моргая, глядя сначала на Джеймса, потом на Гвен, а потом снова на Джеймса. Время от времени она внезапно дёргала головой и от этого дрожала всем телом. Её мокрые от дождя пальцы резко сжимались и разжимались, словно клешни рака.
— Большие, большие, большие, — сказала она, сделав ударение на втором слове «большие», но при этом произнеся его нечётко. — Жулик. Шестьдесят девять процентов. Владельцев кошек. Очеловечивают. Гиббоны. Большие гиббоны. Упадок и Смерть Большого Гиббона, — добавила она.
Затем она рухнула на колени, и её кости так громко хрустнули, что Гвен вздрогнула. После этого девушку вырвало на гравий.
Гвен бросилась к ней, пытаясь помочь. Девушка что-то произнесла и оттолкнула её. Потом её снова вырвало.
Даже разбавленный ветром и дождём, запах рвоты казался странным. Сильно воняло кетонами (3). А кроме того – пластмассой и жжёным сахаром, хотя этот запах ощущался слабее.
— Всё хорошо, — сказала Гвен.
— Большие, большие, большие, — пробормотала девушка и закашлялась, словно пытаясь выплюнуть собственную печень.
Гвен подняла взгляд на Джеймса.
— Что, чёрт возьми, с ней не так? — спросила она. — И ещё… ой! Голова стала болеть сильнее.
— У меня тоже, — согласился он. Он пытался сохранять оптимизм, но Гвен чувствовала всё по его голосу. Боль.
— Ладно, — сказала она. — Если только это не вечерняя викторина в пабе, на которой что-то пошло не так…
Девушка поднялась на ноги, оттолкнув Гвен и Джеймса. Снова упала, ещё раз встала и сказала:
— Слава. Слава, слава, слава. Вздорный. Это хорошее слово.
Она покачнулась и посмотрела на Джеймса.
— Разве нет?
— Да, — ответил он, протягивая руку.
Девушка засмеялась, и из её носа полезли пузыри соплей. Её снова затошнило, и она судорожно съёжилась, прижимая локти к бокам, но рвоты больше не было.
— Глянец, — пробулькала она и побежала.
— Не позволяй ей… — начала Гвен.
Девушке не удалось убежать далеко. Она с неприятным звуком слепо врезалась в рушащуюся кирпичную стену и упала на спину.
Гвен и Джеймс помчались к ней. Её лицо и руки были оцарапаны и кровоточили. Нос оказался сломан. Из него текла кровь, которая под дождём быстро становилась розовой.
— Всё хорошо, всё хорошо, — принялась успокаивать её Гвен. — Как вас зовут? Можете назвать мне ваше имя?
— Хью, — пробормотала девушка.
— Всё понятно, — сказал Джеймс.
Гвен посмотрела на него.
— Она не Хью, идиот. Хью – это кто-то другой.

* * *


Хью бежал по тропинке вдоль реки за сверкающей завесой дождевых капель. Он думал, что бежит хорошо, очень быстро, но стороннему наблюдателю он мог бы показаться сенсационно плохой пародией на «Планету обезьян» (4).
Он споткнулся и врезался в забор, который зазвенел и отбросил его назад. Со сверкающих ячеек сетки посыпались дождевые капли.
Хью обмяк.
— Позвольте, я помогу вам, — сказала женщина, появившаяся из дождя у него за спиной. Она красивая, подумал Хью, глядя на неё и моргая. Она была стройной и очень здорово выглядела в своём чёрном кожаном плаще.
— Меня зовут Тошико, — сказала ему женщина. — Позвольте мне помочь вам. Назовите мне ваше имя. Расскажите, что случилось.
Хью упал на траву и разбитый асфальт, одной рукой по-прежнему держась за трясущийся забор.
— Там… — начал он, но остановился. Его голос звучал забавно, как будто у него в ушах было полно ваты. Может быть, так оно и было. Это он сделал? Наверно, да. Чуть раньше, в ванной, глотая последнюю таблетку аспирина. Возле раковины лежал пакетик ватных шариков. Ими пользовалась Лэйни, для макияжа. Он… он?..
Было так тяжело думать. Вспоминать. Собственное имя. Имя Лэйни. Нет, Лэйни зовут Лэйни. Лэйни, где ты?
— Говорите со мной, — сказала женщина по имени Тошико. — Что вы пытаетесь сказать?
— Там, — снова начал Хью, игнорируя свой ватный голос, — там числа, и два синих огонька, и они двигаются, крутятся, двигаются вот так.
Он выпустил из рук трясущийся сетчатый забор и стал водить одной рукой вокруг другой, описывая в воздухе странные геометрические узоры.
— Они двигаются. Двигаются. Крутятся. Это большие огни. Большие, большие, большие.
Его прерывистый голос стал твёрже на втором слове «большие».
Тошико опустилась на колени рядом с ним.
— Огни? И числа?
Хью кивнул.
— Большие, большие, большие. Они мигают и двигаются. Синие. О, иногда красные. Красный – мёртвый. Синий – настоящий. Большие, большие, большие.
— Что за числа? — спросила Тошико.
— Меня зовут Хью! — выпалил он, словно только что вспомнил об этом.
— О, хорошо, привет, Хью. Расскажите мне о числах и огнях.
Голова Хью качнулась, словно он был пьян. Он моргал очень быстро, и мышцы его лица подёргивались.
— Хью синий. Хью настоящий. Большой, большой, большой.
— Числа, Хью…
— Отвлечённые числа, — сказал он, очень чётко и неожиданно, впившись в неё взглядом.
Тошико смерила его ответным взглядом. Джинсы, майка без рукавов, неопрятная причёска наподобие ирокеза, пострадавшая от дождя. Этот «Хью» никак не мог знать об отвлечённых числах.
— Хью, расскажите мне об отвлечённых числах.
Хью ковырялся в левом ухе. Он вытащил оттуда ватный шарик. Комочек ваты был пропитан кровью.
— Чёрт, — пробормотал он. — Кажется, мой мозг взорвался.
— Хью, — попыталась успокоить его Тошико.
— О нет! — внезапно вскричал он, корчась от боли. — О нет! Уходите! Не смотрите на меня! Оставьте меня в покое!
Тошико попятилась. Она поняла, что Хью только что обмочился – это чувствовалось по запаху. Парень явно чувствовал себя униженным.
Так что, судя по всему, пьяным он не был.
— Хью…
— У меня болит голова, — простонал он.
— У меня тоже, — согласилась она. И это было правдой. — Расскажите мне ещё о числах и огнях. Откуда они взялись?
Варёное яйцо. Варёное яйцо. Она прекрасно понимала, что время истекает. Что его остаётся слишком мало.
— Большие, большие, большие, — ответил Хью. — Штеффи Граф (5). Жираф. Рон Муди (6). Ублюдок. Близнецы. Незаконнорождённые близнецы. На обложке журнала «Hello!». Знаете этот журнал? Выдающаяся модель современных преобразований.
— Хью? Продолжайте! Хью?
Он улыбнулся ей, не прекращая моргать.
А потом умер.
Его глаза закатились, голова откинулась назад, и из открытого рта вырвалось облачко дыма.
Дым пах жжёным сахаром, пластиком и экскрементами.
Мучимая той же болью, которая убила его, Тошико, дрожа, упала на колени.
— Он проиграл Амок, — послышался голос из-за её спины.
Тошико оглянулась.
Под дождём стоял бродяга и смотрел на неё. Он казался огромным, но лишь из-за того, что на нём было надето слишком много старых пальто. На его грязной бороде повисли капли дождя, как игрушки на новогодней ёлке. От него пахло грязью и промышленными отходами. В руках он держал два тяжело нагруженных пакета. «Сейнсбери» (7).
— Что он проиграл? — спросила Тошико, вставая.
— Амок, — ответил бродяга. Невозможно было понять, сколько ему лет. Тридцать? Шестьдесят? Время жестоко обошлось с ним.
Он поставил туго набитые пакеты себе под ноги.
— У Хью был Амок, но он проиграл. Перед этим Амок был у Донни, но он тоже проиграл. Перед Донни – у Терри. Перед Терри – у Малькольма. Перед Малькольмом – у Боба. Перед Бобом – у Аш’ахват.
— Перед Бобом у кого?
— Аш’ахват, — сказал бродяга.
— Это как Аш’ахват в Миддлсексе?
Бродяга хихикнул и так энергично покачал головой, что от его бороды в разные стороны полетели дождевые капли, как у собаки, отряхивающейся после мытья.
— Вы такая смешная. Я не знаю никаких Аш’ахват. Это просто последнее имя в списке.
— Понятно, — сказала Тошико, медленно поднимаясь на ноги. — Теперь Амок у вас? Как вас зовут?
— Джон Норрис, — ответил бродяга. Он опустился на колени и стал копаться в своих пакетах. — Джон Норрис. Знаете, когда-то со мной всё было хорошо.
— С вами и сейчас всё хорошо, Джон, — сказала Тошико.
— Нет. Нет. У меня была хорошая работа. Корпоративная машина. Это был «Ровер». Внедорожник. У меня было собственное парковочное место. Меня называли мистер Норрис.
— Что случилось?
— Рационализация рабочей силы. Жена переехала в квартиру своей сестры. Я не видел своего сына пять лет.
Бродяга начал всхлипывать.
— Мистер Норрис, мы можем помочь вам, — сказала Тошико, делая шаг в его сторону. В её голове пульсировала боль. — Пожалуйста, скажите, Амок у вас?
Он кивнул, шмыгая носом, роясь в одном из своих пакетов.
— Он где-то здесь. — Он поднял на неё взгляд. — Большой, большой, большой, — добавил он. Сделав ударение на втором слове «большой».
— Просто покажите его мне. Амок.
— О, да, он где-то здесь, — сказал бродяга и вытащил что-то из пакета. Это была рамка размером десять на восемь, с тремя фотографиями. Женщина. Мальчик. Женщина с мальчиком.
— Мистер Норрис, это ведь не Амок? — мягко произнесла Тошико.
Бродяга содрогнулся. Он покачал головой, сгорбившись.
— Нет, — прохныкал он. Он швырнул рамку на дорожку, и стекло раскололось.
— Мистер Норрис?
Когда он повернулся к ней лицом, у него в руке был зажат осколок стекла из рамки. Края были такими острыми, и сжимал он осколок так крепко, что между его грязными пальцами струилась кровь.
— О, чёрт, — сказала Тошико, резко отпрянув.
Бродяга бросился на неё.
_________________
(1) - «Магнерс» – марка сидра, который производится в Ирландии; «Будвайзер» – марка пива.
(2) - Джин Келли (1912 – 1996) – американский актёр, хореограф, режиссёр, певец и продюсер. Известен прежде всего своей ролью в знаменитом мюзикле «Поющие под дождём».
(3) - Органические вещества, в молекулах которых карбонильная группа связана с двумя углеводородными радикалами; летучие жидкости или легкоплавкие твёрдые вещества, низшие представители хорошо растворимы в воде и смешиваются с органическими растворителями, некоторые (ацетон) смешиваются с водой в любых отношениях.
(4) - Американская франшиза 1960—2010-х годов, основанная на одноимённом романе. Состоит из оригинального фильма, римейка, четырёх сиквелов, двух телевизионных и книжной адаптации, а также комиксов и видеоигры по их мотивам.
(5) - Штеффи (Штефани Мария) Граф (р. 1969) – знаменитая немецкая теннисистка.
(6) - Рон Муди (наст. имя Рональд Мудник, р.1924) – британский актёр.
(7) - Сеть британских супермаркетов.

@темы: Border Princes, Dan Abnett, Torchwood, Дэн Абнетт, Принцы Пограничья, Торчвуд, книги, перевод

URL
Комментарии
2013-04-25 в 20:23 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
О, ты взялся за самую мозговыносную. Эти диалоги с самого начала взорвали мой мозг.

2013-04-25 в 20:32 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Ярослав(а), даа, она уже взорвала мне мозг к чёрту :facepalm: Ужасно укуренная книжка. И да, эти бредни в первой главе %)
Большие, большие, большие

URL
2013-04-25 в 20:37 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Но я наконец прочту её до конца.

2013-04-25 в 20:46 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
А я думал, ты её читал О_о
Ну, мне её сначала перевести надо будет, а она реально укуренная и как-то на удивление медленно идёт( правда, ещё и главы здоровенные к тому же.

URL
2013-05-01 в 06:24 

Ура! Я очень надеялась на ”Принцев” (горманоман из ЖЖ)

URL
2013-05-01 в 08:35 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Dr Owen Harper, не до конца. Там конец в файле выложен, как я с телефона читал бы?

2013-05-01 в 10:22 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Гость, сразу говорю, это ужас :facepalm:

Ярослав(а), а я не обратил внимания, если честно, думал, там всё полностью постами выложено. Но я потом не следил особо, потому что, когда перевод заканчивали, я уже решил, что потом сам переведу.)

URL
2013-05-01 в 10:41 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Не постами. И это печально. А пересохранить в доступом варианте у меня времени не было, да и забывал я. Так что вся надежда на тебя.

2013-05-01 в 11:08 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Ну я стараюсь, я честно стараюсь. Я вон уже даже 7-ю главу осилил)

URL
2013-05-01 в 11:16 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Умница. Надо тебе шоколадку прислать. .)

2013-05-01 в 11:16 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Да ты мне и так уже вон сколько всего прислал О_о

URL
2013-05-01 в 11:28 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Труд необходимо вознаграждать.

2013-05-01 в 11:32 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Так ты и вознаградил же) Даже два раза уже.

URL
2013-05-01 в 11:32 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Пффф.

2013-05-01 в 11:37 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
И что это?

URL
2013-05-01 в 11:44 

Ярослав(а)
"Breathe, keep breathing"
Эмоции, друг мой.

2013-05-01 в 11:51 

Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Да я вроде ничего такого не сказал)

URL
   

Welcome to Torchwood

главная