Dr Owen Harper
I'm not just a doctor. I'm a bloody brilliant doctor!
Питер Энгелидц
Стайные животные

Глава двадцатая


Йанто Джонс ненавидел ждать. Он смотрел в пространство между передними сиденьями фургона Акенбрайта и изо всех пытался сохранять спокойствие. На водительском месте ёрзал Крис Портленд, рядом с ним сидела мать. Сзади, кроме Йанто, был ещё Мэтт Портленд, пристально смотревший на сканер. Места в задней части фургона едва хватало даже для одного человека – там всё было заполнено каким-то оборудованием с плохими проводами и инопланетной техникой. Йанто подумал, что, если он не умрёт от удара током, то причиной его смерти может стать удушье.
— Крис, это ты пукнул? — проворчал Мэтт.
Тот фыркнул.
— Почему ты спрашиваешь меня, а не этого чувака из Торчвуда?
— Не груби нашему гостю, — сказала Дженнифер. Она всю дорогу нервничала и теперь отрывисто стучала своими ухоженными ногтями по приборной панели.
Они припарковались в идеальном месте – рядом с местной электрической подстанцией и неподалёку от вышки мобильной связи. Они были готовы обрубить связь, отключив базовый трансивер. И, в случае необходимости, они могли отключить электричество в универмаге «Уэндлбиз» благодаря удалённому доступу к системе и местной сети.
Команда Акенбрайта ясно дала понять, что они считают себя здесь главными, и Йанто с радостью позволил им так думать.
Дженнифер перестала барабанить пальцами по приборной панели.
— О, я больше не могу ждать, — вздохнула она. — Не сейчас, когда Гарет в беде. — Прежде, чем кто-либо успел её остановить, она выскользнула из машины через пассажирскую дверь и захлопнула её за собой.
Йанто потянулся, чтобы постучать по своему наушнику и активировать систему коммуникации. Мэтт Портленд молниеносно перехватил его руку.
— Никаких переговоров.
— Почему, кто, по-вашему, нас прослушивает? — свободной рукой Йанто сжал запястье Мэтта, надавливая на болевые точки, и вырвался из его хватки.
Посмотрев сквозь лобовое стекло автомобиля, он увидел рыжие волосы Дженнифер, которая затерялась в толпе покупателей.
Йанто активировал систему коммуникации.
— Миссис Портленд ушла. Она направляется в «Уэндлбиз».

* * *


Мартина Балдачи ненавидела публику. Ей хотелось как можно скорее покинуть «Уэндлбиз».
Позировать фотографам ей надоело. Мартина и её окружение направлялись вниз по пожарной лестнице в дальней части торгового центра. На погрузочной площадке их должен был ждать лимузин с заведённым двигателем. Её телохранитель, Карло, шёл впереди, что расстраивало магазинного менеджера, который пытался сопровождать своих важных гостей. Менеджером был суетливый мужчина в дешёвом костюме, и Мартина не стала бы жалеть, если бы больше никогда его не увидела. Она уже успела забыть его имя.
Мартина злилась на свою личную помощницу, Андреа. Где журналисты с телевидения? Почему здесь только куча фотографов из прессы? Они что, не знают, кто она такая? Разве она не привела с собой Галилео? Менеджер торгового центра извинялся из-за какого-то автобуса, который разбился у входа в магазин, потому что это событие привлекло внимание большей части журналистов. Андреа была сосредоточена на том, чтобы помочь Галилео спуститься по лестнице, и промолчала.
Карло остановился на лестничной площадке, где ему преградили путь двое незнакомцев. Первым делом Мартине, как всегда, пришло в голову, что её сейчас похитят. Чувствуя её страх, Галилео тоже занервничал. Он встревоженно искал своей рукой руку Андреа, но не своей матери.
Первый незнакомец был бледным мужчиной с взлохмаченными волосами и жестоким ртом. Второй оказался темноволосой женщиной, определённо более стильной, чем её коллега. Они представились.
— Чёртов Торчвуд, — сказал менеджер торгового центра.
Темноволосая женщина увидела Мартину на лестнице и улыбнулась, узнав её.
— Привет, вы Мартина Балдачи, да? Мой жених – большой поклонник вашего мужа. Меня зовут Гвен Купер, а это…
— Один автограф, — отрезала Мартина. — Нам пора уходить. — Как жаль, подумала она. Этой женщине из Торчвуда определённо нужно что-то сделать со своей чёлкой.
— Извините, — сказала Гвен Купер. — Вы неправильно поняли. Мы ищем человека, которому вы недавно подарили VIP-билеты.
Мартина щёлкнула пальцами перед лицом Андреа.
— Билеты.
— Оуэн Харпер, — сказал бледный мужчина. Он поднялся на несколько ступенек, чтобы поговорить с ней. — Нам не нужны ваши билеты. Нам нужно найти Гарета Портленда. Где он?
Гарет? Она вспомнила неряшливого молодого человека в отделе игрушек. Она дала ему VIP-билеты на матч. Конечно, не в частную ложу, где будет сидеть она. Вонючему валлийскому ослу придётся сидеть в отдельной секции с другими халявщиками, и она сможет спокойно разговаривать по телефону и не делать вид, что этот матч её интересует. Может быть, ей удастся избежать этой катастрофы, пока камеры не зафиксировали, как она входит в здание стадиона, задумалась она.
Оуэн Харпер продолжал говорить:
— Послушай, дорогая, я понимаю, что ты очень торопишься по своим важным делам или куда там ещё. Так что просто скажи нам, где ты видела Гарета, и мы уберёмся с пути вашего высочества.
Мартина подняла свою ухоженную руку и ударила его по лицу.
Тощая рука мужчины двигалась молниеносно. Он сжал запястье Мартины так, что её рука осталась прижатой к его щеке. Этот жест был одновременно и интимным, и угрожающим.
Карло обернулся, чтобы защитить её, и потянулся за пистолетом, которого у него не должно было быть. Но женщина из Торчвуда оказалась проворнее и прижала телохранителя к серой кирпичной стене. Карло замычал от боли, когда женщина заломила ему руку за спину.
Мартина в ужасе моргнула. Тощий парень сверкнул глазами, ожидая ответа.
— Гарет? Он был в отделе игрушек, — взвыла она.
— На четвёртом этаже, — добавил менеджер.
— Спасибо, — сказал Оуэн Харпер. Он выпустил руку Мартины и, оттолкнув её, пошёл вверх по лестнице. Гвен Купер отпустила Карло и пошла за Харпером. Когда пара скрылась за углом, Мартина услышала, как мужчина передразнивает свою коллегу: «О, мой жених такой большой поклонник…»
Мартина вырвала руку Галилео из хватки Андреа и буквально полетела вниз по лестнице. Она подняла свой меховой воротник и побежала к белому лимузину, который терпеливо ждал её на погрузочной площадке. Погода оказалась теплее, чем она ожидала. В конце концов, тот тощий мужчина только что зашёл в здание, а его лицо и пальцы были холодными, как лёд.

* * *


Тошико ненавидела вести машину по городу. Она сжала руль своего «Ниссана 350Z» и сосредоточилась на дороге, пока сидевший рядом Джек что-то ворчал.
Обычно она позволяла другим сидеть за рулём, а сама оставалась в Хабе и координировала их действия или использовала системы удалённого доступа в задней части внедорожника. Но сегодня ей не хотелось, чтобы Джек вёл её машину.
— Эта тачка что, не может ехать быстрее? — Джек и в лучшие времена был не самым приятным пассажиром. А сегодня он был особенно нетерпелив. — Это ты выбирала эту машину? Готов поспорить, я мог бы выжать здесь четвёртую передачу.
— Из-за твоей ноги это может быть проблематично.
Джек согнул левую ногу.
— Ну, по крайней мере, я уверен, что мог бы ехать быстрее тридцати километров в час.
Тошико попыталась сосредоточиться на движении, которое было несколько напряжённым, потому что день уже клонился к вечеру.
— Тебя нет в моей страховке, — ровным голосом ответила она.
— Ты хочешь сказать, что не доверяешь мне свою машину. — Джек казался немного уязвлённым.
Тошико задумалась, как бы повежливее солгать.
— Да, я хочу сказать, что не доверяю тебе свою машину, — наконец согласилась она.
У входа в «Уэндлбиз» по-прежнему была пробка. Тошико включила синие маячки на ветровом стекле, и полицейские приподняли ограничительную ленту, чтобы можно было проехать.
— Эй, здесь в витрине большая фотография долгоносика, — заметил Джек. — Когда это стало НДК?
Тошико непонимающе взглянула на него.
— Нормально для Кардиффа, — пояснил Джек. — Помнишь, как нам приходилось заметать следы после каждого появления долгоносиков? Похоже, «Поиск Чудовищ» сделал их популярными.
— Меня больше беспокоит тот плакат к Хэллоуину на соседней витрине, — сказала ему Тошико. Её даже слегка передёрнуло.
Джек посмотрел на плакат.
— Что… ты боишься клоунов?
— Это страшные клоуны, — пробормотала она, защищаясь. — Как в «Оно» Стивена Кинга.
— Да, но… — Джек ухмыльнулся. — Клоуны?
Тошико притворилась, что не расслышала; она обогнула здание и въехала на погрузочную площадку. Мимо пронёсся длинный белый лимузин. Тошико припарковала «350Z» рядом с внедорожником Торчвуда.
— Я пойду внутрь, — сказал Джек. — Похоже, Гвен и Оуэн уже здесь. Ты можешь расположиться во внедорожнике.
С этими словами он выбрался из машины и, опираясь на костыли, поковылял в здание.

* * *


Дженнифер Портленд ненавидела, когда люди вели себя грубо. Она окликнула полицейского, который стоял у ограничительной ленты, но он, похоже, не обратил на неё внимания.
— Простите, — крикнула она ему, — мне нужно пройти в магазин.
Констебль снял фуражку и запустил пальцы в свои светлые волосы. Он был увлечён разговором с другим офицером.
— Патрулировать стадион во время матча должно было быть ужасно, — сказал он своей коллеге, — но это – просто безумие.
— Да, точно, Энди, — засмеялась та. — Ты просто переживаешь из-за того, что тебя не отправили стоять у края стадиона во время международного чемпионата. — Женщина наконец заметила Дженнифер. — Простите, мадам. Вам сюда нельзя. Здесь произошла авария. Как вы, вероятно, видите.
— Перевёрнутый автобус мог бы быть первой подсказкой, — процедил сквозь зубы полицейский.
Дженнифер определённо это видела. Даже без аварийных ограждений улица была почти полностью перекрыта искорёженными остатками автобуса. По кучкам земли и мусора на дороге было видно, где этот автобус наткнулся на какой-то ремонтирующийся участок, прежде чем врезаться в витрину «Уэндлбиз». Команда по расследованию дорожно-транспортных происшествий устанавливала прожекторы в ожидании заката. Улицу освещали мерцающие синие огни оставшейся на месте происшествия скорой помощи. Большой кран медленно разворачивался у дальнего конца автобуса.
Дженнифер вежливо улыбнулась офицеру и отвернулась. Не было смысла ругаться, и времени на это тоже не было. Она вытащила из сумочки тонкий цилиндр, размером не больше тюбика губной помады. Его поверхность напоминала влажную смолу, но прибор в её пальцах был твёрдым и сухим. Дженнифер не знала, какая инопланетная раса создала его. Она лишь знала, что он может делать.
Она сжала прибор, и он тихо загудел. Когда Дженнифер снова повернулась к полицейским офицерам, она увидела, как они скрючились; их тошнило. Когда они оказались с ней лицом к лицу, тошнота усилилась. Как только они отвернулись, эффект стал слабее.
Дженнифер проскользнула под ограничительную ленту и направилась к торговому центру. Она старалась не смотреть на кровь и осколки стекла вокруг разбитого автобуса, вместо этого упорно глядя на витрины магазина. Одно из больших окон было заполнено костюмами к Хэллоуину – хихикающими ведьмами, светящимися тыквами и злобными клоунами с торчащими из больших красных ртов клыками. Следующее окно было украшено нарисованными монстрами, и помещённый рядом плакат гласил: «Сегодня – показ «Поиска Чудовищ»! Отдел игрушек «Уэндлбиз», четвёртый этаж».
Она протиснулась за барьер, установленный внутри торгового центра, чтобы посетители не могли выйти через двери, расположенные вблизи от места аварии. Хотя уже приближался вечер, количество покупателей в магазине не уменьшилось, и Дженнифер использовала вызывавший тошноту прибор, чтобы расчистить себе путь к эскалатору.
Когда она добралась до вершины эскалатора на втором этаже, в неё врезался какой-то старик в шляпе с плоской тульёй и загнутыми кверху полями, которого вывел из равновесия её тошнотворный прибор. Устройство выскользнуло из её руки, отскочило от резинового поручня и упало вниз. Дженнифер на мгновение замерла, пытаясь решить, следует ли ей попытаться подобрать прибор.
Толпа позади начала приходить в себя, непрерывный поток людей хлынул на эскалатор. Нет времени, решила Дженнифер. Ей нужно было идти вперёд, на четвёртый этаж. Найти Гарета, пока это не сделал Торчвуд.

* * *


Дэвид Бригсток ненавидел субботнюю давку в магазинах. Но сегодня, решил он, он куда больше ненавидит Элери Фрэнсис.
Причиной было обычное распределение новостных сюжетов, и он считал, что Элери должна была это знать. Бригсток должен был освещать автобусную аварию на улице у торгового центра, но вместо этого его редактор отправила его в магазин, в отдел игрушек. Один из сотрудников «Уэндлбиз» позвонил в офис и сообщил, что в магазине видели Мартину Балдачи, покупающую подарки. Вероятнее всего, эту информацию передал кто-то из рекламных агентов Мартины. «Отправь Иейана Уолтерса, — возразил Бригсток. — Иначе зачем нам корреспондент, освещающий развлекательные мероприятия?». Всё это было обычными офисными разборками. Это началось с тех пор, как однажды в столовой он услышал, как они обсуждали его – на валлийском, глупо предполагая, что он не понимает. Ладно, зато они его поняли, когда Бригсток подошёл к ним и объяснил, что о них думает. На валлийском.
«Иейан на Центральноваллийском пивном фестивале в Ллануртид Уэллс, — ответила Элери. — Отдел игрушек находится на четвёртом этаже».
Бригстоку удалось немного развлечься во время интервью с Мартиной Балдачи. Он предполагал, что Элери это не понравится, но учитывая, что это был прямой эфир, она уже ничего не могла поделать. Теперь он спускался по эскалатору вниз, размышляя, успеет ли он ещё попасть на место аварии, и вдруг увидел знакомую фигуру, ковыляющую по магазину.
Капитан Джек Харкнесс.
Бригсток догнал его у служебного лифта.
— Он не приедет быстрее, если вы будете продолжать так давить на кнопку.
Бригстоку было приятно видеть раздражение Харкнесса.
— Я немного занят.
— Как всегда, — ответил Бригсток. — Вы выглядите хорошо для человека, которому чуть не оторвали ногу в зоопарке. — Он видел, как Харкнесс невольно бросил взгляд на свою левую ногу. — Я беседовал с парамедиками, Джек. В этом отношении вы не можете одурачить профессиональных медработников.
Харкнесс оставил в покое служебный лифт и направился к эскалатору. Прежде чем ступить на него, он остановился. Сначала Бригсток подумал, что Харкнесс беспокоится за свою травмированную ногу. Но потом понял, что тот просто был не совсем уверен, куда ему нужно идти.
— Хочешь помочь? — Харкнесс сузил глаза, ожидая реакции. Он наклонился к уху Бригстока. — Тот парень, у которого ты брал интервью сегодня? Он подозревается в терроризме, и нам нужно его выследить. Нет, убери свой диктофон.
— Это телефон, — сказал Бригсток. — Я звоню в полицию.
Харкнесс обеими руками прикрыл телефон на ладони Бригстока.
— Мы – полиция.
— Нет, вы не полиция. Я разговаривал с полицией о Торчвуде.
— Ты хочешь помочь или нет?
Бригсток облизнул губы и задумался. Через проход от них с тихим звонком остановился лифт для посетителей. Бригсток сунул телефон обратно в карман пиджака.
— Отдел игрушек. Четвёртый этаж.
Бригсток прыгнул в лифт и придержал дверь, жестом указывая Харкнессу следовать за ним. Он не просто помогал Торчвуду; это давало ему возможность держаться поближе к источникам информации.
Харкнесс, хромая, приблизился к лифту. Прежде, чем зайти, он постучал по своему уху и произнёс:
— Йанто? Задержись на пару минут.

* * *


Гарет Портленд ненавидел всех. Они проходили мимо него, сидящего у своего стенда на четвёртом этаже, и им было всё равно, жив он или мёртв.
Но он был таким живым. Более живым, чем когда-либо в своей жизни.
Визуализатор тихо мурлыкал в его руке. Он разговаривал с ним. Убеждал его. Знал его. Любил его.
Мир проходил мимо Гарета Портленда, ничего не замечая. Значит, настало время изменить этот мир.

@темы: Pack Animals, Peter Anghelides, Torchwood, Питер Энгелидц, Стайные животные, Торчвуд, книги, перевод